Что нужно, чтобы выиграть Грэмми. Buddy Guy и микрофоны Shure.

2013-01-16

Любое обсуждение Бадди Гая неизбежно поведет за собой перечисление его колоссального музыкального резюме и заработанных тяжелым трудом наград. Он является рок-н-рольным "призывником" Зала Славы, главным гитарным влиянием таких рок-титанов, как Хендрикс, Клэптон, и Вон, пионером  чикагского легендарного "West Side Sound", и живым связующим звеном с беззаботными городскими деньками электрик-блюза.

Бадди получил 5 Грэмми, 23 награды "W.C.Handy Blues Awards" (больше любого другого исполнителя), "Награду столетия" от журнала "Billboard Magazine" за "Отличительные достижение и исполнение", и Президентскую национальную медаль "За искусство".

Все же, не смотря на этот длинный список достижений, Бадди Гай и его музыка звучат живее, чем когда-либо. В этом году Бадди появился на большом национальном экране с игрой, взорвавшей зал, в фильме Мартина Скорцезе о концерте Роллинг Стоунс "Shine A Light". В возрасте 72 лет он впервые оказался на обложке "Роллинг Стоунс" как часть журнального списка "100 Величайших Гитарных Песен" (его "катастрофическая" запись 1961 "Stone Crazy" вошла в список). И сейчас релиз альбома "Skin Deep", состоящего только из оригинального материала и с усилий приглашенных друзей и кудесников гитарной игры по совместительству - Эрика Клептона, Роберта Рендольфа, Сьюзан Тедески и Дерека Тракса, открывает еще одно измерение в легендарной карьере мастера.

"Это впервые, когда у меня оказалось действительно больше контроля", - говорит Гай. – "Здесь все ново. Большинство других альбомов состояло из нескольких новых песен, за которыми следовало что-то старое или кавера, что конечно хорошо, но нужно стремиться к креативности. Я говорил с Джимми Хендриксом, и Эриком Клептоном, и Джеффом Беком, когда они делали свои записи. Они отвечали, что заходили в студию,  настроенные на "свободную" игру. В этот раз, и у меня так было".

Хотя Бадди Гай всегда и будет ассоциироваться с Чикаго, но все же его невероятная история началась в Луизиане. Родившись в 1936 году в семье издольщика и воспитанный на плантации возле небольшого городка Летсворт, который размещен около 140 миль на северо-запад к Новому Орлеану, Джордж "Бадди" Гай был одним из пяти детей у Сема и Изабеллы Гай. Песня "Out in the Woods" из альбома "Skin Deep" уходит корнями в те ранние годы также, как и одна из его фирменных композиций "The First Time I Met the Blues" с ее незабываемой первой строкой - "The first time I met the blues, I was walking through the woods." (Впервые, когда я встретился с блюзом, я гулял по лесу). "Я родился в лесу, это факты из жизни", - говорит Гай, - "но люди не знают об этом".

Его ранние годы были помечены хорошо всем известными характеристиками расистской кастовой системы Южного Джим Крау: отдельные сиденья в общественном транспорте, питьевые фонтаны только для белых,  и рестораны, где черных, если их вообще обслуживали, выгоняли. Но социальной повесткой дня, несмотря ни на что, была толерантность, а не горечь, которую молодой Бадди Гая впитал как губку.

Музыкант обращается к вопросу расизма в душевной первой песне нового альбома, проникая прямо в суть проблемы, черпая вдохновение в мощной серии собственных воспоминаний и наблюдений, которые привели его к пониманию того, что "под кожей мы все одинаковые" (underneath, we're all the same).

"Я играл с одним парнем, ездил с ним на лошадях, вблизи от того места, где родился" – вспоминает Гай. "Потом, когда нам исполнилось тринадцать, его родители заставили нас остановиться. Они любили повторять, что у тебя черная кровь или белая кровь, но мы доставали фонарик и, прикладывая его к нашей коже, мы видели только красную кровь. Это то, что я подразумевал под "skin deep". (Бадди и тот друг детства недавно снова встретились за кулисами одного из шоу музыканта в Луизиане).

Согласно воспоминаниям Бадди, ему было семь лет, когда он разработал свою первую импровизированную "гитару" - двухструнную штуковину, присоединенную к куску дерева и закрепленную булавками для волос его матери. В послеобеденное время по субботам  и  воскресеньям на плантациях обычно не было никакой работы. Это драгоценное свободное время помогло Бадди развить его первые навыки, которые в один день принесли ему славу. Пройдет около декады, однако, прежде чем он станет владельцем настоящей гитары - гармонической акустики, которая теперь гордо восседает на выставке в зале рок-н-ролла в Кливленде.

В позднем 1955, в период ограниченного закачивания газа, 19-летний Гай работал сторожем в Государственном университете Луизианы в Батон Руж,  зарабатывая княжескую сумму в 28 долларов в неделю. Его сердце и разум уже тогда были тесно привязаны к гитаре и блюзовым звукам, которые он слышал льющимися по радио, но в тот период его молодой жизни Гай ни разу не выезжал с Луизианы.

25 сентября 1957 года - дата, которую Гай будет цитировать бесконечное количество раз в интервью во все последующие десятилетия. Тогда он сел на поезд в 8:14 утра в Хаммонде, Луизиана, прибыв в Чикаго практически в полночь. В одно мгновенье его мир изменился. Больше никакого сельского ландшафта Луизианы; его место заняло медленное движение процветающего метрополиса. Казалось, будто это была совершенно другая страна.

Через несколько месяцев Гай поселился в прославленном чикагском клубе "708". Его первое появление связано с Отисом Рашем так же, как и часто повторяемая история о голодном Гае, банкроте и на грани возврата в Луизиану, получившего сэндвичи с салями от никого другого, как от самого Мадди Уоттерса, прибывшего в клуб на красном "Шевроле". Это был первый раз, когда Бадди увидел блюзового гиганта, который, по случаю, жил неподалеку.

"Прибыв впервые в Чикаго", - говорит Гай, - "я заметил, что большинство музыкантов все еще сидели за пюпитрами, даже если они не умели читать с нот, но делалось это просто для того, чтобы казаться серьезней. Потом участники "Guitar Slim" взбесились и вышвырнули их со сцены. Я тоже был такой дикий".

"Мы проводили гитарные баталии каждый понедельник и воскресенье с такими парнями, как Otis Rush и Magic Sam," - продолжает он. - "Это было похоже, на наблюдение за двумя теннисистами или двумя боксерами: они нападали друг на друга, но это было только для того, чтобы заработать на жизнь. Однажды, я зашел в дверь с 150-футовым шнуром, играя - они просто положили свои гитары. И даже теперь, если я не спускаюсь со сцены, люди спрашивают, хорошо ли я себя чувствую!".

В ранние 1960-е годы Гай был самым востребованным сессионным музыкантом на студии "Chess Records". В этой роли он подыгрывал хитам Уотерса, Хаулин Вулфу, Литтл Уолтеру, и Сони Бою Уильямсону. Одна ориентировочная запись с Уотерсом – "Folk Singer" – была записана в сентябре 1963 года и выпущена весной 64-го.

Продюсер Ральф Басс написал в оригинальном буклете альбома о поиске второго гитариста в поддержку Уотерсу: "Бадди Гай, молодой блюзовый певец с  собственным стилем, стал первым выбором, а это великолепно, если такой юный музыкант может соответствовать запросам самого Мадди Уотерса".

В дополнение, Гай начал собирать значительный каталог песен под своим именем. К концу 1960 года он прощупывал новую творческую территорию, выпуская такие альбомы, как "I Left My Blues in San Francisco" в1967 году - его последнюю попытку для "Chess", а в 1968 – "A Man And The Blues For Vanguard". В процессе работы, Гай захватывал умы растущего количества музыкантов своим полным страсти диким вокалом и безудержной электрогитарой.

"Для меня он был как, наверное, Элвис для других", - вспоминает Клептон выход Гая в Зале славы рок-н-ролла в 2005 году. - "Мой курс был проложен, а он был моим пилотом".

На протяжении 1970-80-х годов под именем Гая вышло не менее 20 релизов, наилучшими из которых были совместные работы с поздним мастером арфы Джуниором Уэллсом. Но к тому времени как 80-ые стали 90-ми, Гай, к удивлению, не имел еще даже внутреннего контракта на запись.

Но жизнь, как Бадди давно с тех пор уже понял, наполнена непредсказуемыми поворотами, а его жизнь готовилась войти в новый слой стратосферы коммерческого успеха. Все первые три альбома для "Silvertone" - взрывной "Damn Right", "I've Got The Blues", ознаменовавший его возвращение (переиздан в 2005), "Feels Like Rain" 1993-го года, и "Slippin' In" в 1994-м -  получили награды "Грэмми". Неожиданно, это стало круто - любить Бадди Гая. А для самого музыканта, это значило переродиться заново как артисту.

Последующие релизы в высшей степени удовлетворяющие: "The Real Deal" (1996), смелая "Heavy Love" (1998) и 2001 "Sweet Tea" продемонстрировали, что Гай, удобно расположившись в своих блюзовых корнях, всегда пытался вести музыку вперед, даже рискуя этим отвадить от себя любителей традиционных блюзовых звуков. Его последний альбом "Bring 'Em In" показал, как Гай обменивается песенными ликами в Карлосом Сантаной и Джоном Маером (огромным фанатом Бадди Гая, который  сделал многое, чтобы удержать стареющего исполнителя в последние годы в центре внимания) в списке песен, включающих кавера классических песен стиля "соул".

В случае с альбомом "Skin Deep" Гай предлагает эндорсерство таким более молодым исполнителям, как виртуозу "стальной педали" (pedal steel) Роберту Рэндольфу и супружеской паре гитаристов - Сюзан Тедески и Дереку Траксу. Эти музыканты служат живым ответом на вопрос, который Гай поднимает в песне "Who's Gonna Fill Those Shoes", в которой играет еще даже не подросток Куин Салливан, отражая будущее блюза за границами его революционного поколения.

"Я просто пытаюсь найти наилучших музыкантов и надеюсь, что смогу сорвать крышку с этой консервной банки и показать, что блюз вернулся", - говорит он. - "Я учусь от них, включаю их в работу и смотрю, как они справятся.  Эти парни заставляют меня чувствовать себя так, будто мне снова 22 и хожу в студию с Мадди Уотерсом".

Бадди Гай говорит, что он чрезвычайно рад новым территориям, которые открыл альбом "Skin Deep",  о продолжении поиска новых вызовов для себя. "Если ты станешь слишком старым, чтобы учится, то можешь сразу же покидать этот мир вперед ногами", - говорит он. - "Это как быть профессиональным боксером: если ты лежишь, у тебя никогда не будет шанса выиграть. Но если продолжаешь бить, может посчастливиться уложить противника с одного удара".

"Мои глаза и уши широко раскрыты", - говорит он в заключение. - "Никогда не знаешь, что может произойти".

Оборудование используемое Бадди Гаем и его музыкантами:

Инструментальный микрофон SHURE BETA 57A

Ведущий вокал:

Вокальн ый микрофон SHURE KSM9

Вокальный микрофон SHURE BETA 58A

Бэк-вокал:

Вокальный микро фон SHURE SM58

Вокальный микрофон SHURE SM7B

Бас-барабан:

Вокальный микр офон SHURE SM7B

Инструментальный микрофон SHURE SM81

Хай-хэт:

Инструментальный микрофон SHURE SM 81

Инструментальный микрофон SHURE BETA 98A

Томы:

Инструментальный микрофон SHURE BETA 9 8A

Инструментальный микрофон SHURE KSM137

Оверхеды:

Инструментальный микрофон SHURE K SM137