Они были первыми (к 45-летию харьковского рока)

2011-12-02

Они были первыми
(к 45-летию харьковского рока)

История началась с того, что я, привыкнув менять школы по велению партии и правительства, то есть, переезжая с места на место с родителями, не могла остановиться даже тогда, когда мы прочно обосновались в Харькове. Раз нельзя ездить из города в город, буду переходить из школы в школу — хоть какое-то разнообразие в жизни. В последней средней общеобразовательной я решила задержаться до выпуска, но не тут-то было, ее переделали в восьмилетку, и пришлось мне доучиваться в центре города, добираясь до школы на подножке трамвая или, что было самым замечательным, сзади, ухватившись руками за какой-то уступ. Теперь странно себе представить, что такие трамваи, с висящими вокруг, как гроздья, пассажирами, спокойно бегали по нашему городу. Но вернемся в мою последнюю школу. Мама привела меня туда с документами на собеседование, поскольку я собиралась учиться в классе с углубленным изучением физики. Мы ожидали своей очереди, а из кабинета директора, растрепанные и взволнованные, выскочили парень с девушкой и сопровождающая их учительница. Они остановились, и началась перепалка, из которой я поняла, что парочка — невысокая изящная блондинка в ярком макияже и рослый черноволосый юноша с глазами на поллица — это Ромео и Джульетта наших дней, ожидающие решения своей участи. Кто-то из них должен был покинуть школу, чтобы не нарушать порядок и не подавать дурного примера остальным. Но кто, если, как оказалось, учились они хорошо и тоже претендовали на место в классе «с уклоном»? В итоге в школе остались и Ромео, и Джульетта, да еще и в одном классе, правда, не в моем «физическом», но тоже хорошем. Самое интересное, что, смирившись, поскольку и родители не могли повлиять на юных влюбленных, учителя ничего не потеряли. Когда пропала необходимость отстаивать свое право на раннюю любовь, она и закончилась — каждый из них пошел по своей дороге, не оглядываясь на прошлое, сразу после торжественной линейки 1 сентября этого же года, а нашего 9-го класса.

Но кто бы тогда догадался, что тогда, возле кабинета директора, я, впервые переступив порог своей последней школы, столкнулась с одной из будущих легендарных личностей Харькова — с одним из основоположников харьковского рока, руководителем первой в Харькове бит-группы. Да и сам он тогда этого не знал, мне кажется, но обо всем по порядку.

Наш класс был «заученный» и сразу разбился на несколько небольших групп — по принципу землячества (из одной школы) или места проживания (в одном дворе). Это так, приблизительно. А класс, в котором учился Леша, был более дружный, может, потому что там было мало «понаехавших» из других школ. И пересекались мы исключительно на школьных вечерах, нынешних дискотеках. И вот тут-то все и началось, как оказывается. Мы уже видели по телевизору всякие группы и ансамбли с электрогитарами, поэтому ребят из параллельного класса воспринимали как должное, то есть, восхищались, но особо не ахали и не удивлялись, а надо бы — ведь на одном из первых вечеров в нашей школе, в нашем девятом классе, на наших глазах, при нашем участии, и родился харьковский рок — вот такие, оказывается, дела…

В школе мы отплясывали чарльстон, а позже твист, еще какие-то групповые и парные танцы, а вот что еще играла первая харьковская рок-группа, я и не помню. Ведь в первую очередь, для нас они были мальчиками из параллельного класса. А в этом году, решив написать для журнала об Энди Таккере, я вспомнила школьные годы и полезла в Интернет. Как выяснилось, ненапрасно.

Вот что писали года три назад на одном из харьковских форумов:

«Нет, харьковскому року не 20 лет, а много больше. Собственно, те, о ком речь в этой ветке, являются, так сказать, второй волной рока. Первой были (дай бог памяти) Леша Российский (это фамилия), Толик Булах, Вова Чумаков… (и да простят меня те, кого не смог вспомнить)».

«Леша Российский — это целая легенда… Где он сейчас, интересно? Он играл в «Авангарде», а потом возле подвесной дороги, и народ из «Авангарда» весь за ним ушел, а еще Жора Акопян… Вот про него знаю, что он в Харькове».

«А еще Миша Брук, Леша Ветчинкин, а еще Саня Хургин… А еще группа «Лелеки», группа «Сорванцы», «Континенталь»… «Идолы» — это Леша Российский, «Интеграл» — это Акопян, «Ритм»… А годы все это — 1964–1966… А первый рок-клуб в Харькове (по-моему, первый на Украине вообще) — Дворец Студентов, 1967 год. А еще Софрон (лучший блюзовик Харькова своего времени) и Валера Ашиков — один из первых составов Пугачевой (если не путаю — 75–78 годы)…»

Вдруг кому-то из наших читателей знакомы эти фамилии — голос из нашего прошлого.


А теперь компиляция из публикаций разных лет харьковского музыковеда, большого специалиста по рок-музыке Сергея Короткова.

«Харькову суждено было стать первопроходцем украинского рока, подтвердив статус «Первой столицы». Самая высокая в стране концентрация высших и средних учебных заведений, и, как следствие, наличие склонной к экспериментам и остро чувствующей новое студенческой среды не могли не привести к появлению уже в 1964 году любительских исполнителей новомодной музыки. Основным толчком послужило, как и в случае многих других европейских стран, творчество Beatles и других представителй так называемого «британского бита» (Rolling Stones, Animals, Rinks, etc.) — первые харьковские группы копировали вокально-инструментальную манеру своих ливерпульских кумиров, с упором на звук электрогитар и на многоголосый высокий вокал. «Британская волна» тогда катилась по земному шару и вскоре затопила и Харьков.

Появились «Идолы», первая харьковская бит-команда (тогда слово «рок» было еще не модным), названные так по рубрике «Les Idoles Des Jeunes» («Идолы молодежи») во французском журнале «Nous le Garsons et le Filles», издававшемся молодежной коммунистической организацией — единственном, по вполне понятным причинам, источнике информации о новой музыке, который был доступен харьковским старшеклассникам и студентам, составившим костяк зарождавшейся рок-музыки.

Родились «Идолы» в 105-й средней школе на улице Данилевского и к лету 1964-го оформились в составе: Алексей Российский (лид-гитара), Николай Островский (ритм-гитара), Николай Кончич (бас-гитара, вокал) и Борис Савченко (барабаны).

Их смесь традиционного рок-н-ролла, британского бита и ритм-энд-блюза нашла живой отклик в молодежной аудитории, и концерты на школьных и студенческих вечерах и во дворцах культуры проходили с полным аншлагом. Весьма популярными концертными площадками стали Дворец студентов, ДК Железнодорожников и ДК «Пищевик».

Другим популярным ансамблем были созданные студентами текстильного техникума Алексеем Ветчинкиным и Александром Дроздиным «Сорванцы», первыми в городе начавшие писать собственные композиции (хит 1965 г. — «Все время дождь» А. Ветчинкина).

За ними последовали «Интеграл» Г. Акопяна, «Континенталь» В. Хургина и «Лелеки», первыми начавшие писать украинские тексты.

Даже в танковом училище была своя группа «Эпицентр» — их боевик «Танки идут ромбом» заставлял сладко замирать сердца всех девушек Холодной Горы.

К середине 60-х годов свои рок-группы были практически в каждом харьковском вузе, что привело в 1967 году к созданию при Дворце Студентов первого харьковского рок-клу6а, просуществовашего — увы! — всего несколько месяцев.

Харькову принадлежит и пальма первенства в рок-прессе. По свидетельству авторитетной энциклопедии подпольной музыкальной журналистики «Золотое подполье», первое такое (естественно, самиздатовское) издание «Бит-Эхо» увидело свет в Харькове в 1966 году. Появился только один номер (8 страниц машинописного текста), изданный в количестве экземпляров, соответствовавшем одной закладке в пишущую машинку — недремлющие власти отреагировали немедленно.

К концу 60-х годов (после событий в Чехословакии и резкого ужесточения идеологического гнета) рок-культура в городе подверглась окончательному разгрому, что вынудило многих музыкантов либо покинуть Харьков, либо полностью изменить характер своей деятельности. Пожалуй, дольше всех просуществовал ансамбль Ю. Шварца «Апрель», выступавший при студенческом клубе ХГУ, однако и он вскоре прекратил опасное музицирование.

Понадобилось более десяти лет, чтобы рок-музыка в Харькове вновь стала легальной. Отсчет «второй волны» ведется с подпольного концерта Б. Гребенщикова (1984 год), организованного будущими основателями нового харьковского рок-клуба. Но это уже совсем другая история.

«Идолы», поменяв множество составов и названий («Мы», «Лирники», «Ритм» и т.д.), закончили аккомпаниаторами малоизвестной певицы Аллы Пугачевой, а остальные подались кто в столицы, кто в местные рестораны.

Прекрасный музыкант Коля Кончич умер совсем молодым, Коля Островский живет в Израиле, Леша Российский занимается бизнесом в своем магазине музыкальных инструментов: если вам нужна хорошая гитара или «примочка» — это к нему. А Борис Савченко, ныне известный как Савва Борис — популярный харьковский художник и руководитель фольклорного ателье «Драбына». И хоть в истории и не осталось хороших записей «Идолов» образца 40-летней давности, их музыка продолжает жить в творениях и успехах их духовных внуков, прославляющих Харьков в наши дни — «Танка на майдане Конго», «Пятницы», «Люка» и десятков других».

Мария Ольшанская

http://www.marie-olshansky.ru/muz/endi-tacker1.shtml